Константин рукин 35 лет оренбург знакомства

Константин рукин оренбург 35 лет знакомства

константин рукин 35 лет оренбург знакомства

Отряд за отрядом высылались в степь со стороны Оренбурга и Сибири, Коканцев осталось в живых только 74 человека, да и то из них 35 было раненых. Целых семь лет коканцы сидели смирно и только в году подполковник Рукин отправился с двумя офицерами и конвоем в Константин рукин оренбург 35 лет знакомства знакомства через телефон без регистрации. лове планет знакомства и общение фразы для знакомства . изучении истории родного края, села, региона, области, в знакомстве с шедеврами литераторы в возрасте от 18 до 35 лет, проживающие на территории. Московской Оренбург, Дом Советов, каб. .. Константин . Профиль: общевойсковой. Рукина Н. М. Тел.: () ; Адрес.

Неудачи разбили все соображения и надежды эмира, смирили гордость его и заставили согласиться на предложенные ему еще в Катты-Кургане условия, оставшиеся без изменения, не смотря на новые успехи нашего оружия.

Надобны были какие-нибудь чрезвычайные обстоятельства, чтобы поколебать характер азиатского деспота до унизительной просьбы принять его капитуляцию, вместе с оставшимися войсками и артиллерией, и допустить его до личного свидания с Государем Императором, чтобы испросить себе позволение удалиться в Мекку. Генерал-губернатор отвечал в тот же день и поспешил успокоить эмира при чем уверял его, что "никогда я не имел цели и желания уничтожить бухарское ханство: Далее эмиру советовалось объявить народу о заключении мира, а касательно капитуляции войск ему напомнили, что эти войска пригодятся ему еще для усмирения непослушных сыновей и для подчинения вновь своей власти мятежных беков, сделавшихся независимыми в последние годы его неудачной борьбы с Россиею.

Таким образом, генерал-губернатор добровольно отказался вплести в свой лавровый венок новую солидную ветвь. Безусловная сдача эмира произвела бы невообразимый эфект и не в одной только Азии! Отстранив эту капитуляцию, мы лишились неисчислимых выгод. Начать с того, что ничто не мешало нам посадить на ханство того же Музаффара, но ужь тогда он знал бы, что он держится только нами и если-бы чье положение оказалось неудобным, то конечно не наше. Мы отступили сами перед громадностью и неожиданностью достигнутых результатов, хотя капитуляция эмира вовсе не обязывала нас непременно занять Бухару, а тем менее водворяться в.

Тремя дополнительными статьями мирного договора го июня определялось: Кроме того, секретными статьями, эмир обязывался уплатить в течение года тиллей или По заключении мирного договора, эмир выразил желание, чтобы четвертый и любимый сын его, Тюря-Джан, был принят в какое-нибудь учебное заведение в Петербурге.

Разосланные им прокламации, в которых эмир-отец обзывался "неверным" за мир его с Россиею и объявлялся низложенным, произвели большое волнение в народе. Войска бухарские двинуты были к Черахчи, с целию вытребовать от шахрисябзских беков, скрывавшегося у них, претендента-сына. Генерал Абрамов предупредил эмира, что он выставит отряд к Джаму, чтобы не допустить шахрисябзских беков до серьезной помощи Катты-Тюре. Обстоятельства тем временем все усложнялись: Эмир, оставив в Черахчи 1, человек, возвратился в Бухару.

Претендент тотчас занял Черахчи, а затем и Карши. Однако же рекогносцировка наша к Китабу заставила шахрисябзских беков отозвать из Карши 4, войска с артиллерией, и дальнейшая деятельность Катты-Тюри была, таким образом, приостановлена.

В это время, пользуясь некоторым затишьем, эмир выступил из Бухары, разбил Сыддыка под Кермине и восстановил здесь свою власть. За то другой киргисский партизан Назар, с 10, войска, осадил и взял Хатырчи; часть его войска перешла нашу границу, но скоро была рассеяна, высланным для того, нашим отрядом.

Туркмены же были на столько смелы, что делали набеги под самую Бухару -- так что эмир, возвратившися в столицу, попал как бы в осаду. Все эти беспорядки, отзываясь и у нас, вследствие разных слухов о замыслах Катты-Тюри против Самарканда и Катты-Кургана, были нам невыгодны еще и в том отношении, что, в случае падения эмира, влекли за собою почти неизбежную войну, а это было для нас тем неудобнее, что наступала пора сборов податей и войскам надобно было еще устроиться на зиму.

К тому же, никем нелюбимый, непопулярный и неэнергичный Сеид-Музафар был во всяком случае более удобен для нас, чем энергичный и популярный фанатик Катты-Тюря. Наконец, по азиатским понятиям, договоры и условия настоящего владетеля не обязательны для его преемников, а потому в наших видах и интересах было поддержать старого эмира. Все эти причины казались на столько убедительными, что когда эмир обратился наконец к Абрамову с просьбою о помощи, которой до этого старался всячески избежать, то джамский отряд был передвинут к Карши и 23 октября, после небольшой стычки, занял город, покинутый бежавшим претендентом.

Еще раньше эмиру дано было знать о движении отряда в Карши и предлагалось прислать своего бека с отрядом, для принятия от нас города, но так как бухарцы шли весьма медленно, как видно не вполне доверяя нашей искренности, то отряд наш выступил го октября из под Карши по Самаркандской дороге и остановился в расстоянии одного перехода. Передача города войскам эмира возложена была на самих аксакалов. Тогда бухарцы прибавили шагу и в тот же день вступили в город.

На другой день, узнав, что бухарцы уже заняли город, отряд продолжал движение к Самарканду. До какой степени недоверчиво относились бухарцы к нашим действиям, можно судить из письма эмира: Вследствие какой необходимости это было сделано, мы совершенно не понимаем Русский Царь -- государь могущественный и владения его очень обширны. Я вступил с ним в дружбу, а теперь и друзья и враги знают о занятии города".

Легкий успех над Каты-Тюрей и возвращение города эмиру произвели весьма благо приятное для нас впечатление как в среде нашего собственного мусульманского населения, так и в соседних владениях.

Яхья Ходжа, принявший от нас Карши, писал Абрамову между прочим: Эмиру же это до того понравилось, что он просил потом, чтобы мы кстати взяли для него также и Якобах и Шахрисябз, при чем обещал принять военные издержки на свой счет. Шахрисябзские беки были однакоже так напуганы рекогносцировкой нашей к Китабу, что прислали депутацию с изъявлением покорности, и, по нашему требованию, обязались возвратить Якобах эмиру. Катты-Тюря, непринятый шахрисябзсцами, обратился к генералу Абрамову с просьбой примирить его с отцем "я бы поехал к государю моему лично, писал смирившийся принц, я бы просил у него прощения, упал бы к его ногам, целовал бы их и отер бы ими свои слезы".

Казалось, что раскаяние было полное, но когда эмир согласился простить его и вызывал к себе, то Катты-Тюря, не доверяя искренности отца, просил покровительства России. Получив позволение прибыть в Самарканд, принц этот свернул, однако же, с дороги и двинулся на Хатырчи, занял этот город и предал многих из своих противников казни. Затем он направился к Кермине, но тут уже подоспел из Карши сам эмир и претендент бежал в Нурату.

Вытесненный и оттуда, он скитался в Хиве, Авганистане и, наконец, принят в Кашгаре. Все эти волнения отразились, естественно, на правильности поступления податей в казну эмира, и он не мог выполнить в точности условие относительно сроков взноса контрибуции, так что последний взнос, сделанный в апреле г. Кроме домашних затруднений, неаккуратность высылки контрибуции имела причинами еще: Проезд генерал-губернатора чрез степь устранил две последния причины и эмир поторопился выслать к его приезду Хлудов предложил внести за эмира всю остальную недоплаченную часть контрибуции, но с гарантией нашего правительства в получении с эмира этого долга.

В гарантии было отказано, а предложено склонить к поручительству бухарских купцов. Эмиру выдана была квитанция в получении от него в 4 срока сполна всей контрибуции. Часть бухарской серебряной монеты была выслана в количествештук на 64, р. Письма эмира к генерал-губернатору и к Государю.

С течением времени эмир, как видно, отдумал воспитывать сына в России и просил только дозволения отправить его к Высочайшему двору, для засвидетельствования своих мирных и дружественных намерений и для изъявления раскаяния в своих ошибках.

Однако же в письме, поданном генерал-губернатору 23 июля, было, между прочим, сказано и следующее: Очень хорошо известно, что с начала до конца, с нашей стороны, не было повода к войне; очень хорошо известна нам и обширность вашего государства, но ведь это на два, на три дня жизни другими словами: В грамате на Высочайшее имя интересно, в особенности, наивное извращение фактов касательно наших прежних отношений.

То же случилось и с другим послом нашим, Мусабеком. Один только раз мы вышли с отрядом на Сасык-Куль, и то ради восстановления мира, но войска Ваши начали наступление и мы, помня дружбу Вашего Величества, не сражаясь вернулись.

Ваши губернаторы пришли к нам с войском и забрали несколько крепостей. Мы знаем, что Ваше государство громадно, что земли у Вас много, что Вы всем богаты, что Вы Великий Государь -- ибо мы убедились в Вашем величии и признаем Вас Великим -- наше же царство, сравнительно с Вашим, самое ничтожное, но мы довольны наследственными землями, хотя и живем в тесноте.

Мы -- узбеки, и если погрешили против законов и обычаев Ваших, то ради Величия Вашего простите нам и возвратите взятые у нас крепости". Видя из этого, что посольство имеет еще и другую цель, генерал-губернатор предупредил старшего посланника, Датху,10 что все дела о границах, о торговле и о прочем должны решаться на месте, в силу Высочайше дарованного ему полномочия; эмира же вразумлял следующими словами: Никакие доводы, однакоже, не подействовали и Датха, на торжественном приеме 22 октября года, счел возможным принести Государю Императору просьбу эмира о возвращении завоеванных нами городов.

Категорический ответ государя все еще не образумил бухарского дипломата и он, при свидании с нашими государственными людьми,11 несколько раз заявлял ту-же просьбу, но решительные ответы их обращали в ничто его доводы и каждый раз он убеждался, что, в силу Высочайше дарованного Туркестанскому генерал-губернатору полномочия, решение дел с соседними ханствами предоставлено единственно ему и что вследствие этого, центральное правительство в С.

Эти попытки бухарцев доказывают как чувствительна им потеря Самарканда -- этой "жемчужины мира средоточия вселенной" и проч. Чтобы вернее склонить нас к уступке, Датха заявил, что эмир, из желания сделать угодное Белому Царю и тем заслужить его милость -- запретил в Бухаре торг невольниками.

Эту меру можно бы было ценить как результат нашего политического влияния, если бы она действительно осуществилась.

Доклады на научных конференциях, семинарах и т.п.

Последния сведения указали однакоже, что торг невольниками существует во всей силе. Не зная чем ублажить русских государственных людей, Датха приводил наконец при объяснениях с Т. Стремоуховым и то, что никогда еще эмир не присылал ни сыновей, ни родственников своих, ни столь высоко поставленных лиц, а вот теперь это сделал, ради исходатайствования забвения прошлого и возвращения взятых городов.

Получив в ответ замечание, что напрасно эмир в письме к Государю, а Кушбеги в письме к канцлеру, удалились от истины и совершенно исказили ход недавних событий -- Датха согласился с тем, что письма действительно грешат в этом отношении, но что сам эмир вовсе не хотел воевать с русскими и был принужден к этому своими мятежными подданными. Наконец для России несколько городов не составят важного приобретения, тогда как для Бухары это почти вопрос о существовании.

константин рукин 35 лет оренбург знакомства

На просьбу о сложении контрибуции, датхе возражено, что эта мера была необходима: Слухи эти не раз высказывались и в печати. Английский посол при нашем дворе сэр Александр Буканан уведомлял свое правительство депешей от 1 ноября годачто возвратить Самарканд было желанием Императора, "но при этом встречалось только то затруднение, как это сделать без ущерба достоинству и без утраты гарантий за благосостояние населения, принявшего русское подданство".

В другой депеше от 13 июля г. Далее пояснялось, что от эмира будут требовать: Заметив, что при таком порядке вещей, действительное управление областью останется в руках России. Ничего нет мудреного, что все такие соображения, предположения и слухи доходили, тем или другим путем, и до бухарцев. По возвращении бухарского посольства в Ташкент, 1 марта г. Лазутчики сообщали о беспрерывных сношениях эмира с соседними ханствами, что давало повод опасаться общей коалиции.

Нарочный вернулся, впрочем, с успокоительными сведениями, и Тюря-Джан, 8-го апреля, был отпущен. Не весел был кортеж бухарской миссии: Бедный Тюря-Джан попытался было тронуть сердце генерал-губернатора письменной просьбой, поданной им на торжественной аудиенции 2 марта.

Надежда эта оказалась напрасною. Датха действительно впал в немилость, а Тюря-Джан потерял всякое преимущество перед остальными братьями. Так как тревожные слухи о замыслах Хивы и участии ее в волнениях и беспорядках киргизов оренбургского ведомства распространялись еще с осени года, то из форта Перовский был выдвинут отряд на Куван-Дарью с тем, что в случае неполучения сведений о Сыддыке, отряд должен был идти дальше на Яны-Дарью, которой Сыддык никак миновать не.

Другой рекогносцировочный отряд из 2-х сотен казаков, выступив, го октября, из Джизака, прошел в 15 дней верст к самым Буканским горам, вплоть до хивинской границы и, не встретив никаких препятствий, поставил знаки на новой нашей границе, определенной автором этих строк по соглашению с прибывшим к отряду бухарским уполномоченным. Современно этим движениям наших отрядов в Кизил Кумы, эмир подчинял своей власти отпавшие от Бухары города: Гиссар, Куляб, Дейнау и прочие.

Наиболее опасный для эмира Кулябский бек, Сары-Хан, был разбит и бежал, а усмиренные города испытали на себе всю строгость неумолимого и мстительного своего повелителя. Шир-Али принужден был бежать в коканские пределы, а эмир посадил на его место своего бека и присоединил Каратегин к своему ханству. Худояр-Хан обратился к генерал губернатору с жалобой на эмира, который, в свое оправдание, представил письмо Шир-Али-бека, сильно его компрометировавшее.

Худояр-Хан объявил письмо подложным, а все дело -- коварною интригой эмира, а в доказательство подложности печати, приложил одно деловое письмо Шир-Али, для сличения. Действительно оказалось, что печать, приложенная к письму, доставленному эмиром, совершенно отличается от подлинной, как небрежностью резьбы, так и не вполне правильною формою, что давало повод считать ее плохим, и на скорую руку сделанным, снимком с подлинной. Не желая допустить своих соседей до серьезной ссоры и склоняясь, по многим причинам, на сторону Худояр-Хана, генерал-губернатор написал эмиру, чтобы он принял к руководству в своих будущих отношениях одно правило: В то же время Худояр-Хану был дан совет отложить, на время, предпринимаемую им экспедицию для возвращения Каратегина силою.

Не дождавшись ответа, Шир-Али-бий перевалил через горы в Каратегин, но был разбит соединенными силами кулябского и гиссарского беков и взят в плен. Генерал-губернатор посоветовал коканскому хану отправить в спорную территорию прежнего законного владетеля, Музафар-Шаха, чем должен был удовлетвориться и бухарский эмир, которого также просили отпустить зато коканского вождя из плена. Эмир исполнил и эту просьбу.

Таким образом, наше посредничество, уладило каратегинское дело, грозившее было серьезной распрей между Коканом и Бухарой. Это еще более подняло авторитет русского имени. Неурядица последнего года, междоусобия и взаимные грабежи повлияли весьма неблагоприятно на благосостояние подданных эмира, а это, вместе с политическою распущенностью народа, выразилось появлением множества разбойничьих шаек, вторгавшихся иногда и в наши пределы. В особенности отличалась шайка Бабана, грабившая по дороге между Джамом и Катты-Курганом.

Так как зиаддинский бек, пограничный с нами откровенно сознался в своем бессилии, то генерал-губернатор приказал принять все меры к уничтожению шайки, хотя бы она была застигнута и вне наших пределов. В средине декабря г. Еще до возвращения Тюря-Джана из С. Задержка в уплате контрибуции придавала этому слуху еще большее значение, но все это оказалось лишенным всякого основания, и наш нарочный, посланный к Эмиру с уведомлением о прибытии Тюря-Джана, сообщил, что Бухарцы напротив сами боятся нашего движения к ним, о наступлении же, конечно и не думают.

Желая окончательно успокоить бухарцев, в этом отношении, генерал-губернатор, под предлогом ответа на многократные посольства эмира и, в особенности, на любезность, оказанную им посылкою любимого своего сына к Высочайшему двору, решился отправить в Бухару посольство, возложив эту миссию на полковника Носовича и придав ему свиту из 8 лиц и конвой из 50 казаков.

Посольство это было принято с большим почетом и выполнило возложенную на него миссию весьма успешно. Народ также относился к русским довольно ласково, чему способствовало то обстоятельство, что вместе с посольством пришла в Бухару и вода, пущенная по распоряжению Абрамова.

Куш-беги12 в разговорах с нашим послом между прочим высказал желание эмира получить ружей и мастеров для литья пушек, так как в случае войны с авганцами, ему нельзя будет обойтись с настоящим запасом оружия. Эта просьба конечно подала повод разъяснить эмиру: Единственный результат нашего посольства заключался в успокоительных сведениях относительно политики эмира и общего настроения в Бухаре.

Эмир вполне сознавал, что прочность его власти внутри ханства, зависит от поддержки, которую мы ему оказали и дал понять, что ради сохранения за собою престола своих предков, он готов даже стать в зависимое от нас положение.

Эмир отклонил от себя всякую солидарность с замыслами кабульцев и шахрисябзсцев и решился не допускать Шир-Али-Хана утвердиться на правом берегу Аму-Дарьи. Почти одновременно с прибытием в Бухару нашего посольства, явилось туда и посольство от кабульского эмира.

Еще раньше прибыли сюда послы турецкий и хивинский. Что за переговоры велись между эмиром и всеми этими послами -- неизвестно. Говорят однакоже, что дело шло о составлении союза против России и что Эмир соглашался на это лишь при условии, что союзники самым делом, а не на словах только, признают его главенство. Так по крайней мере можно судить из следующих слов, сказанных эмиром послам авганским и хивинским: Такое требование, понятно, более походило на отказ, чем на согласие. Тут к тому же, подоспело русское посольство, торжественный прием которого показал искателям союза несбыточность их надежд, и с того дня турецкое и авганское посольство перестали показываться на улицах.

Мелкие и, полунезависимые бекства: Бекства эти никогда не подчинялись, на самом деле, ни одному из соседних ханов. Генерал-губернатор решился держаться, относительно их, той же политики, какою руководился прежде эмир: Мы не изменили этому взгляду даже и после нападения, сделанного беками названных владений на отряд генерала Абрамова, возвращавшийся из экспедиции, снаряженной для исследования верховьев Зеравшана и озера Искандер-Куля.

Но с появлением в заравшанском округе магианских и кштутских партизанов-разбойников, посланных беками с целью заставить нас отдать им какие-то два спорных кишлака, у нас решено было задать беспокойным соседям необходимый урок. Во всех этих нападениях можно было предполагать и другую, более сильную руку, указанную и голосом народа. С некоторого времени замечена была перемена к худшему в отношениях к нам шахрисябзских беков: В конце июня г.

Чиновник наш почерпнул откуда-то сведение будто нападение это произведено известным разбойником, Айдар-Ходжею, пользовавшимся особым покровительством Шахрисябзских беков, у которых служил в качестве посыльного. На требование выдачи этого разбойника беки отвечали, что ни по шариату, ни по совести, выдать невинного не могут, так как Айдар-Ходжа в нападении не только не участвовал но и был в это время совершенно в другом месте.

На повторение нашего требования, беки отвечали молчанием. Тогда решено было покончить наконец с беками, которые зашли уже слишком далеко, чтобы можно было поверить еще раз их обещаниям, вызванным опасностью. Город этот13 взят штурмом 14 августа и немедленно передан во власть эмира, так что отряд к 25 августа возвратился уже в Самарканд, разрушив Фарабское и Магианское укрепления и объявив эти бекства упраздненными.

Шабрисябзские беки бежали в Кокан, но были там схвачены, по приказанию Худояр-Хана, и выданы в наши руки. Остальные мелкие беки явились сами с изъявлением покорности и с просьбою принять их в подданство Белого Царя. Айдар-Ходжа, послужавший яблоком раздора, также попал в наши руки и был предан суду в Самарканде.

К чести нашего суда надобно сказать, что Айдар-Ходжа был оправдан. И так гроза разразилась над Шахрисябзем только по поводу не получения ответа на один исходящей нумер Это однакоже все равно: Занятие Карши и Шахрисябза и немедленное возвращение их законной власти эмира, произвело сильное и благоприятное для нас впечатление у соседей: Программа дальнейших наших отношений заключалась в поддержке эмира внутри его владений и ослаблении враждебных ему начал.

Забота о самих себе вынудила нас запретить вывоз хлеба за пределы Туркестанского края. Мера эта не была отменена даже и после усиленных просьб эмира, которому лично генерал-губернатор послал, впрочем, в виде подарка ароб хлеба. С весной года толпы голодных бедняков стали бродить по Ханству, производя иногда насилия. Среди населения пошла молва, что голодом Бухара обязана русским, которые давали ей воду Зеравшана лишь в незначительном количестве, а когда почувствовался недостаток в хлебе, то запретили вывоз.

Такие слухи усиливали, конечно, враждебное к нам настроение народа и делали положение эмира весьма затруднительными. Под конец стали уже поговаривать о каких то приготовлениях эмира, сношениях его с Авганистаном и Коканом и проч. Возвышение цен на соль, привозимую из Карши, придавала слухам некоторое вероятие, так как говорили, будто эмир наложил на соль новую пошлину в отплату нам за хлеб.

Казалось бы, что тяжелый урок, преподанный, эмиру, и следовавшие за тем сношения -- подготовили нам в бухарском властителе послушного и покорного вассала, но было также очевидно, что этот деспот бессилен перед сложившимися обстоятельствами, перед голодным и волнующимся народом, перед автополитическими стремлениями беков и перед неугомонным фанатизмом мулл. Все это подкрепляет только давно составившиеся мнение, что в случае каких либо недоразумений наших с эмиром -- народ от него отшатнется и станет на нашу сторону.

Против него беспрестанно составляют заговоры. Тайные гонцы то и дело являются в Ташкент с письмами не только от разных беков и приближенных эмира, но даже от его приятелей. Просьбы о содействии перевороту, приглашения занять Бухару и, если не навсегда присоединить ее к России, то хотя сменить при этом ненавистного эмира -- вот в чем заключается обыкновенно содержание этих писем.

По поводу слухов, о приготовлениях эмира возникли у нас дипломатические сношения, которые и вызвали со стороны эмира категорическое заявление, что он намерен твердо держаться установившихся отношений доверия и дружбы и что он совершенно уверен в прямоте и чистосердечности уверений генерал-губернатора, относительно пожелания мира и спокойствия.

константин рукин 35 лет оренбург знакомства

Поездка генерал-губернатора в Самарканд убедила его однакоже, что на деле эмир далеко не так уверен в миролюбивом направлении нашей политики, а бывшие до тех пор примеры начатия нами компаний не иначе как весною, заставляли его каждую весну делать разные приготовления "на всякий случае". Каждую весну в бухарском ханстве пробуждалось тревожное ожидание нашего нашествия со всеми его последствиями.

Тревожное и воинственное настроение настойчиво поддерживалось враждебною нам партией. Чтобы уяснить себе положение дел в ханстве и ближе познакомиться с личностью эмира, а также чтобы уверить как его, так и его подданных в неуклонности наших стремлений поддержать в ханстве власть эмира и стать относительно соседей в доверчивые и мирные отношения -- генерал-губернатор командировал в Бухару д.

Струве, которому поручил также узнать: Струве была окончательная уверенность, что эмир вполне понимает и ценит твердую и мирную политику, которой мы держались в отношений его со времени кампании года. Из партий, влияющих на дела в Бухаре, наибольшим значением пользуется партия мира. Однакоже эмир не в силах оттолкнуть и враждебную ей, так долго господствовавшую в совете отцов. По поводу предполагавшегося движения на Хиву, эмир высказался, что он готов служить всем, чем может и предоставляет нашему отряду право пройти через бухарские владения, обещая снабдить его всем необходимым.

Струве получил богатые подарки: Эмир предложил ему, говорят, Касательно торга невольниками г. Струве донес, что по тщательном исследовании, он убедился в прекращении этого торга, из уважения к желанию генерал-губернатора. Справедливость требовала, в свою очередь, доказать эмиру чем-нибудь искренность наших уверений в дружбе.

Случай к этому скоро представился. В начале июня года в Самарканд явился шахрисябзский бек Тохтамыш-бий, попавший в опалу и бежавший от гнева своего повелителя. С минуты своего назначения, бек этот отличался неизменною преданностью русским, и во время поездки генерал-губернатора в Самарканд явился туда с приветствием и лично участвовал в празднествах и народных играх, устроенных по этому случаю.

Говорят, что это-то поклонение Тохтамыша русской власти и возбудило против него неудовольствие эмира, который, посетив Шахрисябз, сместил Тохтамыша и конфисковал все его имущество. Между нами и Бухарой не существовало картельной конвенции о взаимной выдаче перебежчиков, мы однакоже постоянно настаивали на нашем праве требовать выдачи наших беглых.

Справедливость требует сказать, что эмир ни разу не исполнил ни одного такого требования. Чтобы подать эмиру пример, а также чтобы доказать ему искренность намерения нашего всегда поддерживать его перед подданными, генерал-губернатор решился выдать Тохтамыша, напомнив, впрочем, эмиру о высшем праве государя: Тохтамыш был отправлен с полковником Колзаковым, посланным в Бухару для выражения эмиру соболезнования по случаю кончины сына его Тюря-Джана Сеид-Абдулла-Фаттах-Хана Шахматова Надежда Владимировна 5.

Герасимова Мария Александровна - аспирантка 1-го года обучения социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Кравченко Надежда Юрьевна 6. Головина Елена Сергеевна — студентка 4-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Карелина Ирина Александровна 7. Ситникова Светлана Виторовна 8. Жидков Роман Иванович - аспирант кафедра теории и истории социологии социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н.

Антонова Ольга Геннадьевна 9. Завгородный Алексей Александрович — аспирант 1-го года обучения кафедры социологии регионов социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Бегинина Ирина Александровна Иванова Ольга Павловна - студентка 5-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н.

Шахматова Надежда Владимировна Калинникова Марина Викторовна Косырева Влада Андреевна — студентка 5-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Кравченко Ольга Владимировна - студентка 1-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Завгородный Александр Иванович Локтионова Светлана Олеговна — студентка 4-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н.

Карелина Ирина Александровна Ломоносова Дарья Александровна - студентка 5-го курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Монтаев Ардак Базарбекович — ассистент кафедры социологии Западно-Казахстанского аграрно-технического университета имени Жангир Хана г. Уральск, аспирант кафедры прикладной социологии социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Калугина Татьяна Алексеевна Уфимцева Екатерина Игоревна Поликарпов Павел Борисович — аспирант 2-го года обучения кафедры социологии регионов Саратовского государственного университета имени Н.

Дыльнова Зоя Михайловна Силуянова Ксения Александровна — студентка 4-курса социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н.

Это неудивительно, главный режиссер драмтеатра Рифкат Исрафилов говорил мне, что это его сознательная политика — начиная с детских спектаклей прививать вкус к театру. Сергей Грачев Председатель Законодательного собрания Оренбургской области 27 апреля — День российского парламентаризма На основе законов, принятых за годы работы Законодательного собрания Оренбургской области, развиваются экономика и социальная сфера нашего региона, решаются вопросы государственного строительства, защиты конституционных прав и свобод, взаимодействия с органами местного самоуправления, формирования гражданского общества.

Убежден, что дальнейшее развитие парламентаризма на всех уровнях будет и впредь способствовать укреплению государственности, улучшению жизни оренбуржцев, всех россиян! Юрий Берг Губернатор — председатель Правительства Оренбургской области 26 апреля года — трагическая дата в нашей истории.

Стена | ВКонтакте

Мы с благодарностью вспоминаем тех, кто принял на себя удар, встал на пути радиации и сделал все, чтобы сократить дальнейшее ее распространение. Среди героев-чернобыльцев, которые сознательно шли на смертельный риск, были и наши земляки-оренбуржцы.

Сегодня в области проживают человек — участников ликвидации последствий чернобыльской аварии. Их мужество, самоотверженность, героизм достойны глубочайшего уважения.

константин рукин 35 лет оренбург знакомства

Вечная память тем, кто не дожил до сегодняшних дней! Искренние слова благодарности и пожелание здоровья живущим! На них не затрачены бюджетные средства. Причем это яркий пример импортозамещения: Будут также выращивать цветы для украшения Оренбурга. Оборудование в основном российского производства.

константин рукин 35 лет оренбург знакомства

Юлия Балтенко Замминистра здравоохранения Оренбургской области Медики готовы к работе в условиях паводка. Взяты на учет все беременные, все маломобильные граждане, все, у кого могут наступить обострения хронических заболеваний, дети, которые страдают какими-либо заболеваниями.

По мере приближения чрезвычайной ситуации эти лица вывозятся в лечебные учреждения заблаговременно и госпитализируются. Естественно, с их согласия. Кроме того, в этих населенных пунктах в медучреждениях создан запас жизненно необходимых лекарств.

И наша санавиация также готова к работе в условиях паводка. Юрий Берг губернатор — председатель Правительства Оренбургской области Родители Александра Прохоренко не останутся одни, сегодня рядом с ними все мы, оренбуржцы Тяжело. Горе родителей невозможно представить и передать словами.

Мы встретились, я выразил соболезнования от себя лично, передал слова поддержки от всех жителей области. Мы поговорили о том, что будем делать. Мы их поддержим, семья ни в чем не будет нуждаться!

Александр отдал свою жизнь, вызвав огонь на. Мы вместе скорбим по поводу гибели нашего земляка, его имя навечно останется в наших сердцах. Память об Александре Прохоренко, о простом оренбургском парне, отдавшем жизнь ради жизни на земле, будет увековечена.